Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Автор Борис Васильев

Борис Васильев


Книги автора Борис Васильев

Неопалимая купина
Неопалимая купина
Аты-баты, шли солдаты
Аты-баты, шли солдаты
Они погибли в 1944 году, их было всего восемнадцать человек – комсомольский взвод, остановивший колонну немецких танков. Трагическое и комедийное, героическое и лирическое сплелись в повести в необычную ткань повествования об отцах, навсегда оставшихся молодыми, и о детях, пришедших туда, где ровно тридцать лет назад приняли свой последний смертный бой самые родные для них люди…
Старая «Олимпия»
Старая «Олимпия»
И был вечер, и было утро
И был вечер, и было утро
Какими бы тяжелыми ни были времена, важными политические события, – главным в прозе Бориса Васильева остается человек с его страхами и безрассудством, низостью и благородством. «Век двадцатый – век необычайный» – ему и посвящен роман «И был вечер, и было утро» – о революции 1905 года.
Встречный бой
Встречный бой
«Рассвет в горах наступал медленно. Длинные тени ползли по долинам, нехотя отрываясь от земли, туман плотно окутывал кусты, а поверх стлался синий пороховой дым, почти не тающий в холодном воздухе.
Экспонат № …
Экспонат № …
«Игорек уходил ранним утром 2 октября 1941 года. В повестке значилось, что он «должен явиться к семи ноль-ноль, имея при себе…».
Вам привет от бабы Леры
Вам привет от бабы Леры
"Вам привет от бабы Леры" – роман из знаменитой автобиографической "саги об Олексиных", семье дворян, пронесших любовь к Родине через века.
Вы чьё, старичьё?
Вы чьё, старичьё?
«Жизнь Касьяна Нефедовича Глушкова – естественно, в порядке исключения – развивалась не по спирали, а кольцеобразно, и старость аккурат совпала с детством. Не по уму-разуму, а по странному присутствию беспомощной наивности, которая при почтенной седине выглядела вполне замшело. Одним словом, каким бы заветным то слово ни было, человека не выразить. Однако, если представить некое сито, ссыпать в это сито все особенности, черты и черточки характера да потрясти, то в сите оказалась бы наиболее крупная частица, и применительно к деду Глушкову частица эта определилась бы, пожалуй, так: созерцатель. Мы как-то утратили такое понятие в быстротекущей жизни нашей, а потому хотелось бы напомнить, что Владимир Даль в «Толковом словаре» определяет особенность подобных людей как способность обращать внутрь, в себя, всю деятельность, противополагая им эпитеты «дельный», «деловой», «жизненный», «практический» и тому подобные…»
Отрицание отрицания
Отрицание отрицания
Действие романа «Отрицание отрицания» разворачивается в период с революции 1917 года до начала Великой Отечественной войны. В центре повествования – дворянская семья Вересковских, каждый член которой избирает свой путь… Писатель называет Россию страной отрицания и пытается найти в прошлом истоки сегодняшних бед.
Картежник и бретер, игрок и дуэлянт
Картежник и бретер, игрок и дуэлянт
Век XIX стал главным героем саги Бориса Васильева о дворянском роде Олексиных. Роман «Картежник и бретер, игрок и дуэлянт» повествует о начале «золотого века»: восстании декабристов, покорении Кавказа, Пушкине и его времени.
Великолепная шестерка
Великолепная шестерка
«Кони мчались в густом сумраке. Ветви хлестали по лицам всадников, с лошадиных морд капала пена, и свежий нешоссейный ветер туго надувал рубашки. И никакие автомашины, никакие скутера, никакие мотоциклы не шли сейчас ни в какое сравнение с этой ночной скачкой без дорог.
Были и небыли. Книга 1. Господа волонтеры
Были и небыли. Книга 1. Господа волонтеры
«Господа волонтеры» – первая часть дилогии Бориса Васильева «Были и небыли», посвященной дворянскому роду Олексиных. На дворе семидесятые годы XIX века, в семье происходят тягостные события, а на Балканах идет освободительная война против турецкого ига. Молодые Олексины отправляются туда в числе сотен волонтеров.
Утоли моя печали
Утоли моя печали
Век XIX стал главным героем саги Бориса Васильева о дворянском роде Олексиных. Роман «Утоли моя печали…» – о трагедии на Ходынском поле, с которой начался следующий век – XX.
Дом, который построил Дед
Дом, который построил Дед
"Дом, который построил Дед" – роман из знаменитой автобиографической "саги об Олексиных", семье дворян, пронесших любовь к Родине через века.
Коррида в большом порядке
Коррида в большом порядке
«Что это вы все так слепо телевидению верите? Ах, по телевизору то-то сказали, ох, по телевизору то-то показали… А вот однажды по этому самому телевизору объявили, будто быку что красное, что черное – все едино, лишь бы оно двигалось. Ну так ерунда это, псевдотеория, а практика – вот она, эта коечка, и я при ней. По теории-то я через два месяца священный долг должен исполнять, а на практике что вышло? А вышло то, что я в семнадцать лет десятилетку закончил, на экзаменах в институт срезался, и мама меня в деревню отправила к дальним родственникам. И оказался я в Большом Порядке. Но сперва поясню, а то еще не так поймете. Большой Порядок – это так село наше называется. Когда-то два порядка были – Большой Порядок и Малый Порядок…»
Самый последний день
Самый последний день
«– Значит, на пенсию решил, Семен Митрофанович? Не желаешь дождаться шинели цвета маренго?
Иванов катер
Иванов катер
«Вечерами в маленькой поселковой больнице тихо. Бесшумно скользнет по коридорчику сестра, разнося градусники. Прокряхтит сухонькая старушка, да скрипнет дверь за мотористом с «Быстрого», выходящим покурить в холодные сени.